Ощущение музыки

Мы начали со встреч у рояля. Маэстро был великолепным пианистом и так впечатляюще проигрывал хорошо знакомый мне клавир, что сразу заразил меня своим ощущением музыки Николаи. Когда же я в свою очередь рассказывала, как представляю себе ту или иную сцену, этот фрагмент проигрывался им вторично, уже с учетом моего восприятия. Мы вместе пропевали все партии, «входили в образы», то и дело вскакивали с места, импровизировали мизансцены, смеялись над забавными похождениями героев.


Это были очаровательные встречи, во время которых мы не столько занимались аналитическими изысканиями, сколько вместе как бы купались в музыкальной атмосфере оперы, в которую все больше и больше влюблялись. Эти встречи сыграли роль своеобразного камертона, при его помощи мы настраивали наше воображение на один лад. Затем, ознакомившись детально с постановочным и сценографическим решением всего спектакля и уточнив трактовку отдельных образов, маэстро предоставил мне полную свободу в работе с солистами. Он считал само собой разумеющимся, что режиссеру необходимо у рояля провести с актерами-певцами кропотливый анализ партий-ролей. Теперь уже мои режиссерские установки передавались исполнителям не через дирижера, а мною лично.

Одновременно Ормицкий проводил спевки ансамблей, которых так много в «Виндзорских проказницах». Пригласив меня на прослушивание, маэстро спросил, насколько его толкование соответствует моему, нет ли у меня возражений или каких-либо пожеланий. Но мне нечего было сказать. Совпадение оказалось удивительным. Ведь у нас с самого начала установились единые отправные точки и тождественное ощущение музыки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation