Пределы и характер изобразительной деформации

Пределы и характер изобразительной деформацииСледовательно, пределы и характер изобразительной деформации диктует нам не только стиль музыки, но также и жанр произведения в целом.


Однако порой здесь возникают весьма сложные задачи. Это происходит, когда композитор заведомо избирает путь сопоставления крайне противоположных приемов, даже стилей.

Партитура оперы Шостаковича «Катерина Измайлова» содержит много страниц вдохновенной лирики, глубокого драматизма, высокой трагедийности. Композитор широко применяет экспрессию диссонанса, доводя его нередко до максимально резкого звучания, когда нужно обнажить деформацию внутреннего облика персонажа, человеческих нравов или трагических ситуаций. Одновременно партитура изобилует богатством распевных интонаций, чудесных мелодий и благозвучных гармоний. Намеренное столкновение столь противоположных стилей выступает здесь в самых различных проявлениях, строго и органично подчиняясь функциональным задачам драматургии. А драматургия этой оперы отражает тот трагический диссонанс, который неустанно звучит в самой жизни, — столкновение благородства с жестокостью, душевной красоты с пошлостью, верности с предательством. Музыка, будто сама совесть композитора, как обнаженный нерв, с болезненной остротой реагирует на унижение людей, на их горе, на уродливость человеческих отношений. Так и кажется, что каждый резкий диссонанс в музыке — это крик души самого художника, который не может и не хочет молчать; крик от нестерпимой боли, которую вызывает в нем деформация человеческих отношений или искалеченная человеческая судьба.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation