Процесс работы с художником

Я лично не смогла бы явиться на репетицию без четкого представления о композиционном решении каждой сиены. Это не значит, что все заранее точно и окончательно зафиксировано и не может подвергнуться тем или иным изменениям. Нередко имеется даже несколько вариантов «про запас» с учетом индивидуальных особенностей отдельных исполнителей. Все же основное, принципиальное композиционное решение я принимаю еще в процессе работы с художником.


Быть может, такой подход связан с тем, что, во-первых, как я уже заметила раньше, слушание и «вйдение» музыки для меня неразрывно связаны; во-вторых, внутреннее и внешнее действия органически сочетаются в моем воображении. И наконец, скульптурная лепка или живописная композиция массовых сцен, камерных, сольных эпизодов для меня такое наслаждение, что без этого моя профессия режиссерапостановщика потеряла бы всякую прелесть. Это не значит, что я склонна мизансценирование сводить к «разводке» или к «вождению за ручку». Заготавливание мизансцен вовсе не обязательно равносильно диктатуре постановщика. Даже неинтересно заставлять актера делать то, чего я, режиссер, хочу. Такой путь, в моем понимании, свидетельствует о слабости, бессилии режиссера, убожестве его педагогических способностей.

Меня увлекает процесс воздействия на фантазию актер а, процесс, который, начиная с аналитического разбора и вплоть до заключительных сценических репетиций, приводит воображение певца в соприкосновение с воображением режиссера, направляет творческую волю исполнителя в то же русло, по которому движутся устремления постановщика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation