Сфера творческих увлечений

Как же диаметрально противоположна сфера творческих увлечений Вагнера! Его волнуют стихийные страсти и гигантские схватки. Его герой — «сверхчеловек». Вагнеровская эстетика необычного, эстетика грандиозных метафор определяется захватывающими масштабами образов и событий, которые вершатся между Небом и Землей.


Если Вагнера манит героическое начало, макрокосмос человеческого духа, обозреваемый с высот полета валькирий, то Моцарта пленяет интимный мир человека, наблюдаемый не сквозь призму саг и легенд, а непосредственно раскрывающийся перед глазами художника. Он любит подмечать тончайшие движения души, глубоко скрытые, порою еще дремлющие чувства, мимолетные, едва уловимые ощущения, неожиданные перемены настроения, внутренние противоречия. Попросту композитора привлекает то, что человечно. Моцарт не любит громких фраз. Он опасается экзальтации и пафоса, избегает слишком резких преувеличений. Известны его слова из письма к отцу (от 26 сентября 1781 г.): «Даже сильные страсти никогда нс следует выражать отталкивающим образом, а музыка даже в самых страшных ситуациях никогда не должна оскорблять ушей, только доставлять им удовольствие, то есть всегда оставаться музыкой» Это эстетическое кредо приобретает характер сокровенного признания в последнем письме Моцарта к отцу: «. никто из тех, кто меня знает, не скажет, что я был брюзгливым или грустным в общении с людьми, и за это счастье я благодарю господа бога каждый день и от всего сердца желаю его всем. » Зная, сколько житейских забот, горечи, разочарования, боли, унижения выпало на долю гения австрийской музыки, нельзя не поражаться тому, что ничто из всего этого не проникло в его творчество, хотя в нем немало драматических нот.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation