Тоскливый взор

Герман, чтобы всмотреться в портрет, должен был подняться на лестницу и, глядя снизу вверх па гордое, прекрасное лицо, чувствовал себя перед ним бессильным и ничтожным. Когда же Графиня, отдыхая в кресле, в тишине своего одиночества поднимала тоскливый взор к портрету своей молодости, то встречала высокомерный, иронический взгляд, словно устремленный на побежденную соперницу. Этот ужасающий контраст между весной жизни и ее финалом приобрел здесь трагическое звучание.


В своей практике я часто убеждалась в том, какую значительную роль играет верно найденная сценографом пропорция сценических элементов по отношению к масштабам человеческой фигуры. «Звучание» предмета, вид экспрессии, даже признаки жанра существенно меняются в зависимости от пропорций между отдельными элементами.

В «Пиковой даме» огромный портрет Графини обострил трагический смысл психологического конфликта. В «Манон Леско» преувеличенные размеры корабля (в данном случае в сравнении с масштабами сценической площадки и законами перспективы) придавали метафорический характер образу: корабль приобретал значение неотвратимой силы рока. Две могучие скалы в эпилоге оперы «Майру» поднимали патетику и трагизм сцены: утесы, подавляя беззащитную Уляну своей громадой и неподвижным равнодушием, придавали известный патетический акцент ее неравной борьбе с жестокой судьбой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation