Энергия музыкального развития

Динамичность и энергия музыкального развития требуют адекватного отражения в сценическом построении массовых сцен, в композиционном рисунке. Это касается и общих мизансцен, и отдельных группировок. В подобных случаях динамизации сценического повествования помогает прием, который с той же целью применяет композитор в музыке, — введение контраста.


Совершенно иные задачи выдвигают перед нами оперы ораториалыюго типа. Варшавская постановка оперы «Царь Эдип» Стравинского1 в режиссерском решении К. Свинарского и сценографии Я. Косинского была полностью выдержана в духе эпического повествования. Хор как монолитная масса был расположен ярусами на трех площадках, возносящихся одна над другой; артисты в одинаковых костюмах и масках сидели неподвижно, что придавало мизансцене вид своеобразного барельефа — некой непробиваемой стены равнодушия. Унификация хоровой массы получила в спектакле определенную образную экспрессию, убедительное обоснование. Индивидуальное отношение отдельных лиц не играло здесь никакой роли, оно просто не существовало, его заменяла единая неумолимая воля общины, противостоящей Эдипу.

Эта лишенная человеческих черт «стена» в силу контраста еще более подчеркивала одиночество и беззащитность Эдипа. Архитектоническая композиция единой, неизменной крупной мизансцены отвечала жанру данного произведения — оперы-оратории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation